Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

ОРОО "Совет солдатских матерей"

Суббота, 31.10.2020
Главная » 2015 » Январь » 22 » Кто защитит защитника Отечества?
14:41
Кто защитит защитника Отечества?

Врачи орловских призывных комиссий отправили служить в армию одного парня с пластиной в голове, второго — с наследственным неврологическим заболеванием.



В семь лет у Алексея Г. начали дрожать руки. Особенно сильно это проявлялось, когда мальчик переживал или нервничал. Бабушка, которая воспитывала Алексея, стала возить его по врачам. Ответ был один: с возрастом пройдёт.

Алёша рос, а дрожь только усиливалась. Он даже мел у доски не мог удержать в руках. К 14 годам она переключилась на голову и стопы. Теперь врачи говорили, что это гормоны играют: мол, чего хотите, у парня возраст такой.

В Мценском районе мы живём семь лет. Несмотря на жалобы, местные врачи внука как следует никогда не обследовали. Писали, что у парня нарушение мозгового кровообращения — и всё, — утверждает бабушка парня. 

В июле 2013 года Алексея призвали в армию. По словам парня, он говорил о своей проблеме членам районной призывной комиссии.

Врач ему ответила: «Ничего, год прослужишь, руки-ноги перестанут трястись». Я сердцем почувствовала, что беда уже на пороге. У меня рак, я перенесла три операции, и в момент призыва моё состояние ухудшилось. До сих пор корю себя за то, что не добралась тогда до призывной комиссии, превозмогая боль, и не защитила внука, — горько плачет бабушка. 

Алексея отправили служить в Новгородскую область в ракетные войска. При первом же марш-броске новобранец на бегу потерял сознание. В столовой он не мог держать в руках вилку, стакан с чаем. Сослуживцы над ним смеялись, обзывали. В первый месяц службы Алексей несколько раз терял сознание. Последующие пять месяцев он провёл в госпитале.

По телефону Алёша твердил: «Нет смысла жить, ничего не хочу, всё закончилось», — голос бабушки всё время срывается на рыдания. — Разговаривая со мной, командир части удивлялся, как внука, вообще, отправили в армию, ведь очевидно, что он серьёзно болен. 

Только после обследования в научном центре неврологии РАМН в Москве было сделано заключение: у парня тяжёлое наследственное неврологическое заболевание.

В 15 лет Максим И. получил серьёзную черепно-мозговую травму. Парень перенёс три операции. Часть теменной кости была заменена на пластину.

Сын жаловался на периодические головные боли, головокружение. Он находился под наблюдением у невролога местной больницы, — рассказывает мама Максима. — После операции старался не стричься коротко: стеснялся шрама. 

На воинский учёт парень стал 17 января 2012 года с категорией «Б-4» (годен к военной службе с незначительными ограничениями). А в июле 2014 года его призвали в армию.

Мне позвонил командир части и сказал, что Максиму на плацу стало плохо, — рассказывает мама. — Сообщил, что отправил сына в санчасть, — а оттуда, скорее всего, его перевезут в госпиталь. В трубку он воскликнул: «Как же врачи посмели с такой травмой отправлять Максима в армию?!».

Алексей и Максим были досрочно уволены из армии по болезни и отправлены домой. По инициативе орловской региональной общественной организации «Совет солдатских матерей» парни обратились к адвокату организации Ирине Худиной. Она подготовила исковые заявления к районным отделам военных комиссариатов, военному комиссариату по области, Министерству финансов РФ о признании незаконными решения призывных комиссий. Ведь в конечном итоге контроль за наличием у призывника оснований для освобождения от призыва или отсрочки возлагается на военного комиссара. Интересы ребят адвокат Худина представляла в суде.

Решение по исковому заявлению Максима И. Советский районный суд Орла уже вынес. Присудил возместить моральный вред в размере 60 тысяч рублей. Решение пока не вступило в силу, у сторон есть месяц на его обжалование. На сегодня суд установил, что признание Максима И. решением призывной комиссии годным к военной службе с незначительными ограничениями является незаконным. Решение об установлении категории годности «Б-4» было принято вопреки имеющимся в личном деле призывника медицинским документам о наличии заболевания, препятствующего прохождению военной службы.

Парень всегда хотел в армию. Призывная комиссия решила, что служить он может, несмотря на травму. Куда смотрели врачи, когда перед ними были все медицинские документы? — говорит адвокат Орловской областной коллегии адвокатов Ирина Худина. 

По словам адвоката, на судебном заседании звучали циничные заявления.

Говорили, что Максим скрыл от врачей призывной комиссии болезнь и, зная о своём заболевании, умышленно инициировал гражданский процесс, чтобы получить деньги от государства, — говорит Ирина Худина. — Парня выставили настоящим злоумышленником. Однако суд был на нашей стороне. Будем бороться дальше. 

Кстати, доводы ответчиков о том, что призывник скрыл от врачей призывной комиссии сведения о наличии болезни, суд признал бездоказательными. Согласно Положению о военно-врачебной экспертизе, именно на призывных комиссиях лежит обязанность проведения объективного и всестороннего медицинского освидетельствования для выявления у призывника заболеваний и определения категории годности.

Исковое заявление Алексея Г. — в стадии рассмотрения. Судебные заседания ещё сильнее подорвали здоровье парня. На последнем заседании с ним случился гипертонический криз.

У него началась депрессия, — плачет бабушка. — Он потерял уверенность и желание бороться дальше. Почему мой внук должен испытывать такие муки?! Где справедливость?! 

Сначала я не собиралась судиться. Думала, члены комиссии, в первую очередь врач, признают свою ошибку, извинятся и внуку назначат лечение, — продолжает бабушка. — Ни единого слова! Невролог, которая осматривала Алёшу, — говорит, что трясущихся рук не видела, а жалоб он не предъявлял. Так ещё карточка Алексея бесследно исчезла… Очень вовремя…

Никто не хочет признавать свою вину, наоборот, происходит нагнетание ситуации, — добавляет адвокат Ирина Худина. — Можно было не доводить дело до суда, мирно договориться о компенсации. Но нет… 

Народ — не быдло

По поводу вопиющих случаев с отправкой больных призывников в армию у меня состоялся неприятный разговор с одним из врачей, который входит в областную призывную комиссию, — рассказывает председатель совета солдатских матерей Валентина Старовойтова. — В ответ я услышала: «Валентина Васильевна, вы знаете, сколько врач получает? А вы ещё и судиться с нами вздумали». Мне без разницы, сколько получает врач, но отправлять в армию больных ребят и гробить их там мы не позволим! 

Ещё недавно совет солдатских матерей с боем пробивался на заседания областной призывной комиссии. Сегодня эта организация входит в её состав, и представители совета могут прийти в любой день её работы и проконтролировать порядок осмотра призывников, принять жалобы.

Наше присутствие говорит о том, что призывник не бесправный человек, его есть кому защитить, — говорит Валентина Старовойтова. — К сожалению, в отделах военных комиссариатов Заводского и Советского районов Орла, Ливенского района ещё могут нагрубить членам семей призывников и накричать на мальчишек. Нельзя говорить с народом, как с быдлом. Ребята и их родители предъявляют жалобы — надо учитывать их и адекватно реагировать. Работники военкомата всегда должны помнить, что выполняют государственную задачу и для её успешного выполнения нужно иметь терпение.

По словам Старовойтовой, ни один год не обходится без досрочного возврата ребят из армии по болезни. В прошлом году в совет солдатских матерей обратились пять человек.

Я понимаю, что Генштаб спускает в регионы планы по призыву и их нужно выполнять. Но не за счёт больных ребят, — подчёркивает Валентина Васильевна. — Ведь это армия, это — защитники нашей Родины!

Валентина Васильевна не отрицает, что есть случаи, когда ребята по разным причинам лукавят, замалчивают свои болезни, боясь получить «белый билет». Но медик-эксперт организации Ольга Тыдрик возмущается: когда члены призывной комиссии не замечают очевидные вещи — пластину в голове, о которой написано в медицинской карте, трясущиеся руки и т. д. — тут ставится вопрос о профессионализме людей, которые надели белый халат и дали клятву не навредить. Они отправляют ребят не в войнушку играть, а держать в руках настоящее оружие, участвовать в учениях, марш-бросках, управлять военной техникой…

Если бы каждый человек добросовестно относился к своей работе, таких бы ужасных ситуаций не было, — заключает Старовойтова. — Прошлой весной на комиссии я увидела, что хирург сидит без перчаток. Возмутилась: мол, врач должен призывника осмотреть как полагается, а вы сидите без перчаток. Врач парировала: «Вы ещё меня будете учить! Я 20 лет работаю в призывной комиссии и вижу, здоровый он или больной». Вот когда в подобных случаях суд обяжет медиков оплачивать из своего кармана моральный ущерб призывнику, расходы по суду, только тогда врачи задумаются, как им осматривать призывника. 

У этой проблемы есть ещё и экономический аспект. Один день нахождения военнослужащего в госпитале обходится государству в 3 тысячи рублей. И это без лечения и обследования. Мы все сейчас считаем деньги. Хочется, чтобы их считали и члены призывной комиссии, отправляя ребят в армию.

Сегодня много говорят о силе и мощи Российской армии, о патриотизме, чести и достоинстве. Где же в таком случае честь и достоинство тех людей, кто прямым образом влияет на это? Или выполнение планов превыше всего?

Источник: Полина Солнцева http://regionorel.ru/news/society/kto_zashchitit_zashchitnika_otechestva/

Просмотров: 1003 | Добавил: ssmorel
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]